Югоосетинская мифология

Почти год прошел с того дня, когда грузинские войска атаковали Цхинвал и попытались «восстановить территориальную целостность страны», захватив Южную Осетию. Соответственно, немногим менее года минуло с того момента, как Россия признала югоосетинскую независимость. И, несмотря на это, в Москве сегодня смутно представляют, что же происходит в столице нового суверенного государства — городе Цхинвале.

Существует масса противоречивых слухов и версий, причем даже в самых «высоких» кабинетах все еще нет единства мнений относительного нового этапа в жизни Южной Осетии. И это несмотря на то, что не так давно республику демонстративно посетил лично российский президент Дмитрий Медведев.

Первая версия официальная, ее придерживаются в публичных выступлениях как российские, так и югоосетинские чиновники. Она предельно проста: получив независимость всего год назад, Южная Осетия начинает строить собственную государственность. Именно потому, что это такое молодое государство, а также в связи с тем, что значительная часть его пострадала от грузинской военной агрессии, югоосетинские власти с таким трудом решают встающие перед ними проблемы.

Речь идет, в первую очередь, о восстановлении республики, которое продвигается очень медленно. Как признают официальные власти Южной Осетии, большинство тех, кто потерял жилье во время грузинской агрессии, по-прежнему ютятся у друзей, родственников, во временных убежищах или перебрались в старые, существующие еще с первой грузино-осетинской войны лагеря беженцев на российской территории в Северной Осетии. В то же время «становление молодой югоосетинский демократии» сопровождается жесткой внутриполитической борьбой. Но сторонники официальной версии предпочитают считать издержками «становления парламентаризма» странные выборы в республиканское законодательное собрание, от участия в которых была устранена оппозиция. И не замечать тяжелых обвинений, которые югоосетинская оппозиция и президент Кокойты бросают в лицо друг другу.

Другую версию происходящего в Южной Осетии в московских высоких кабинетах предпочитают обсуждать за закрытыми дверями. Речь идет о появлении на границах России неуправляемого формально независимого региона, который раздирают внутренние конфликты. Справедливости ради надо сказать, что этой версии придерживается сегодня меньшинство российских чиновников. По крайней мере сразу несколько собеседников «Росбалта», близких к администрации президента, заявили, что слухи про «неуправляемость» югоосетинского режима распространяют тамошние оппозиционеры. В действительности эта информация правдива лишь частично.

То есть правда состоит в том, что в республике существует жесткий внутриполитический конфликт между президентом Эдуардом Кокойты и его окружением с одной стороны и так называемой оппозицией — с другой. Причина конфликта, по мнению собеседников «Росбалта», никак не связана с отношением осетин к России и никак не должна отразиться собственно на ситуации в республике, поскольку Кремлю, по большому счету, совершенно все равно, кто возьмет власть. Отношения с Кокойты давно налажены, а если он будет позволять себе слишком масштабное нецелевое использование российской финансовой помощи, то на него всегда можно «натравить» прокуратуру и Счетную палату.

Ну а если власть неожиданно перейдет в руки оппозиции, то ведь главным ее спонсором называют руководителя российской фирмы «Стройпрогресс», являющейся генеральным подрядчиком строительства газопровода Дзуарикау — Цхинвал, Альберта Джуссоева. А одним из его соратников является генерал Анатолий Баранкевич, который и вовсе даже по национальности — не осетин. Так что с ними договориться Москве будет еще проще. Достаточно почитать обращение к народу Южной Осетии, которое выпустили накануне годовщины нападения грузинских войск на Цхинвал Джуссоев, Баранкевич и экс-депутат российской Госдумы Анатолий Чехоев.

Однако существует третья точка зрения на югоосетинскую проблему. Как утверждают сами оппозиционеры, в связи с неэффективными действиями властей, занятыми не в меньшей, а может быть даже и в большей степени межклановой борьбой, а не восстановлением республики, создается ситуация, когда Южная Осетия, накануне годовщины ее освобождения от грузинских агрессоров, оказалась на грани мощнейшего социального взрыва. Этот взрыв действительно не будет направлен против России, как и полагают в Кремле. Однако, как указывают некоторые российские эксперты, в частности, президент Центра политической информации Алексей Мухин, любая нестабильность в регионе бумерангом ударит по российскому Северному Кавказу и может спровоцировать новую военную активность со стороны Грузии.

Но если встать на позиции «настороженной осторожности», то тогда России придется радикально пересматривать свои отношения с Южной Осетий. Например, вместо общего пышного праздника (российской победы над Грузией и признания независимости молодой республики) придется каким-то образом жесткой рукой наводить порядок в отношениях между югоосетинскими кланами, восстанавливать разрушенное жилье для рядовых граждан, а не только строить новые военные базы, а для этого, возможно, даже применять силу против наиболее «зарвавшихся» союзников.

Но такой вариант, очевидно, мало кого в Москве прельщает. Гораздо проще в официальных речах утверждать, что в республике все прекрасно, есть лишь небольшие недочеты, а в неофициальных объяснять, что в интересах России дождаться, когда порядок в Южной Осетии, надежной защищенной по периметру границ российскими солдатами, установится сам собой — эволюционным путем. Тогда кстати, удастся избежать не только конфликта между Россией и частью югоосетинского политического истеблишмента, но и внутри собственно российского политического класса. Ведь и в Москве есть как очень высокопоставленные политики, которые вообще выступали еще год назад против признания независимости Южной Осетии, чтобы не брать на себя ее проблемы, так и те, кто, как министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, готовы хоть сейчас отстранить самих югоосетинцев от процесса восстановления республики и быстро все сделать при помощи процедуры внешнего управления — чтоб перед мировым сообществом стыдно не было.

Кстати, по информации «Росбалта», окончательное решение по тому, как вести себя с Южной Осетий, в Москве еще не принято. Пока решение состоит в том, чтобы решений не принимать и дождаться пуска газопровода из Северной Осетии, а также завершения всех празднеств в республике. А уж потом осенью, смотря по тому, какая на тот момент сложится политическая ситуация в регионе и в Москве, а также принимая во внимание экономическую ситуацию в стране, принимать окончательное решение.