В чьих руках российские архивы?

Летом 1942 года все 28 панфиловцев были удостоены звания Героев Советского Союза (посмертно). В начале 1960-х писатель Рудольф Бершадский в очерке «Смерть считать недействительной» рассказал о двух панфиловцах, награжденных посмертно, но оставшихся в живых. Этим фактом воспользовался питомец Военно-политической академии Эмиль Владимирович Кардин. В февральском номере журнала «Новый мир» за 1966 год он опубликовал статью «Легенды и факты». На основании отдельных ошибок и неточностей он ставил под сомнение всю литературу о панфиловцах, еще не ставя под сомнение сам факт их подвига. Кардин уделил внимание и Александру Матросову: «Мы свято чтим имя и подвиг гвардии рядового Александра Матросова, грудью своей закрывшего амбразуру вражеского дзота. Но знаем ли мы имена других воинов, совершивших точно такой же подвиг самопожертвования?» По форме – благородство, а по существу – юродство. Кардин прекрасно понимал, что этим он снижает статус Матросова, переводит его из героев мифологических, в герои, так сказать, «обыкновенные». Тогда он получил неявный, но сильный отпор от Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Брежнева. Наступила перестроечная эпоха «великих исторических открытий», вся советская история подверглась ревизии на соответствие «общечеловеческим ценностям». Борьба антироссийских спецслужб и «пятой колонны» с патриотическими силами России велась и ведется с переменным успехом.

Совсем недавно на сайте Государственного архива Российской Федерации были «по многочисленным просьбам граждан, учреждений и организаций» опубликованы два странных «документа» – письмо Генпрокурора СССР Г. Сафонова секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Жданову и справка Главного прокурора ВС СССР. Эти «документы» с соответствующими комментариями перепечатаны на множестве антироссийских сайтов.

У меня возникло ощущение, что эта «новинка» мне давно знакома, и точно, еще в 1997 году эти «свидетельства» опубликованы в «Новом мире» № 6. В статье Ольги Эдельман и Николая Владимировича Петрова «Новое о советских героях».

В 1969 году 11 советских писателей выступили с открытым письмом «Против чего выступает «Новый мир»?», за что на протяжении всех «перестроечных» лет подвергались поношению.

Статья Эдельман и Петрова дала однозначный ответ на этот вопрос. «Новый мир» 1990-х под редакцией «писателя-лауреата, писателя-депутата, писателя-Героя» Сергея Залыгина выступала против всей советской истории, против фронтовиков и тружеников тыла, против живых и павших героев. Этот материал поставил «Новый мир» в один ряд с «Фелькишер беобахтер».

Что представляла собой Россия в 1997 году? Прошел год после сфальсифицированной победы Б. Н. Ельцина на президентских выборах. Власть марионеточного правительства в составе «семьи» и «семибанкирщины» казалась непоколебимой. Россия была вычеркнута из числа великих держав. Послушание мало помогало. На 1999-2000 было намечено ее расчленение. НАТО первую половину 1999 года занималось Сербией, и это отсрочило удар по России. Надо отдать должное проектировщикам уничтожения России, – у них в работе не было мелочей. Они уделяли большое внимание идеологическому воспитанию. Важнейшей задачей была дегероизация русской, и прежде всего – советской истории и дискредитация знаковых фигур. Неоценимую помощь иностранным спецслужбам оказали руководители и сотрудники крупнейших российских архивов, в частности Государственного архива РФ, архива МИДа (при руководстве Шеварднадзе-Козырева) и других.

Если бы не «путинский разворот», то сейчас дети в государствах на территории бывшей РФ учились бы по учебникам, в которых Зоя Космодемьянская и Александр Матросов, молодогвардейцы и 28 панфиловцев были бы изображены самыми черными красками, а главными героями России представлялись Андрей Власов и Натан Щаранский. (Кстати, осужденный в 1978 году за измену Родине Натан Щаранский был удостоен в 2009 году премии Федерации еврейских общин России в номинации «за мужество». Церемония проходила в Кремле). А главным фронтом войны свободолюбивых народов против сталинско-гитлеровского режима числился бы Ташкентский фронт.

Это не черный юмор. Подобное происходит и сейчас, достаточно посмотреть цикл статей о Зое Космодемьянской в журнале Ирины Прохоровой «Новое литературное обозрение». Вот что пишет в элитном литературном журнале профессор Питтсбургского университета Д. Б. Платт: «Например, утверждали, что партизанкой Таней была не Космодемьянская, а другая девушка. А если всё же и она, то неудивительно, что она участвовала в такой жестокой военной тактике, поскольку до войны лечилась в психиатрической клинике – врачи подозревали шизофрению». Но это частность. Теперь обобщение: «Подробные рассказы о зверствах, подобных истории Космодемьянской, несомненно сыграли свою роль в массовых изнасилованиях женщин в Восточной Пруссии в 1945 г.». Предлагаю читателям вслух выразить отношение к американской науке.

* * *

Но вернемся к статье из «Нового мира». Представлю ее креативных, рукопожатных и неполживых авторов. Ольга Эдельман – кандидат исторических наук, работница ГА РФ, многолетний автор передач на радио «Свобода». Послужной список Николая Петрова впечатляет:

• Эксперт Конституционной комиссии при Верховном Совете России в 1990-1991 годах.

• Руководитель сектора анализа и прогнозирования Верховного Совета России в 1991-1992 годах.

• Руководитель рабочей группы по проблемам регионального развития при Правительстве России, 1992 год.

• Исследователь в Институте Кеннана, Международный исследовательский центр Вудро Вильсона, 1993-1994 годы.

• Эксперт Международного фонда избирательных систем, IFES, 1994 год.

• Ведущий аналитик Аналитического центра администрации президента России, направление «Регионалистика» в 1994-1995 годах.

• Консультант, руководитель проекта, член научного совета Московского центра Карнеги, 1995-2000 годы.

• Профессор, Колледж Макалестер (Миннесота, США), 2000-2002 годы. (Интересный город Миннеаполис! – Е. Л.)

• Член научного совета Московского центра Карнеги с 2002 года. Возглавил региональную программу центра, занимающуюся сопряженным анализом динамики социально-экономического и политического развития регионов России.

Естественно, что столь богатый жизненный и научный опыт следует передавать ученикам. Поэтому с 1 января 2013 года Н. В. Петров преподаватель в Высшей школе экономики. Формирует креативный класс.

* * *..

Напомню, что 1990-е в годы массовому разграблению подверглись музеи, архивы, частные коллекции бывшего СССР. Как правило, краденое вывозили за рубеж. Это было в некотором смысле реакцией на неполный успех «перестройки». В сентябре 1991 года В. Буковский расхаживал по кабинетам бывшего ЦК КПСС и складывал в мешок любые интересующие его хозяев документы. По утверждению В. Буковского, он и Г. Пихоя заключили соглашение о передаче важнейших советских архивов «под международный контроль». Увы, вскоре российские власти опомнились и перестали пускать В. Буковского не только в архивы, но и в страну. Интерес к российским архивам зарубежных спецслужб и «пятой колонны» имеет две стороны. Первая – добыча информации. Вторая, не менее важная, – подбрасывание фальшивок. Зарубежные мастера изготовляли «оригиналы» документов, а подручные А. Н. Яковлева и других лидеров пятой колонны «обнаруживали» их в российских хранилищах. Среди наиболее скандальных фальшивок: «секретные протоколы 1939 года», материалы о Катынском расстреле, «дело Валленберга». А высшие органы власти СССР и России придавали этим поделкам «легитимность». Так, в декабре 1989 года Съезд народных депутатов СССР признал «секретные протоколы» существовавшими. Прошло 20 лет, и Госдума РФ наступила на те же грабли, признав подлинными документы по Катыни. Еще через год Европейский суд признал эти «доказательства» грубой фальшивкой.

Надо сказать, что эти «свидетельства» делаются на весьма низком научном и техническом уровне. Для установления факта подделки не нужно обладать квалификацией криминалиста или текстолога, с этим справится добросовестный историк. У специалиста эти произведения вызовут только презрительную усмешку. В чем же причины позорно низкого качества продукции?

Даю со страниц «Танкограда» бесплатную консультацию зарубежным спецслужбам. Третья волна эмиграции выплеснула на Запад огромный поток дезинформации о СССР и России. Традиционные обывательские представления на Западе о России, как о стране развесистой клюквы и медведей на улицах, – безобидное невежество. Наиболее нахальные и шумные эмигранты третьей волны от тёти Сони с Привоза до Писателя Земли Русской насаждали представление о СССР/России как о территории, на которой отсутствуют законы, субординация, должностные обязанности и правописание. О порядке делопроизводства и оформления документации русские слыхом не слыхали. Приведу близкий нам пример: доктор партийных наук Яков С. добрых два десятка лет рассказывал ужасы о коммунистической тирании и свирепом челябинском антисемитизме, от которых он страдал всю сознательную жизнь. В Кливленде такое прокатывает.

Как справедливо отмечает Виктор Суворов: «Советский Союз стал самой трудной страной для работы вражеских разведок». Добавлю – и для их пропагандистских подразделений. Одна из заслуг Сталина в том, что он наладил единообразие документации. Другая заслуга – каждый чиновник имел четко ограниченный круг обязанностей, произвольно расширять который было опасно. Поэтому – хозяева дискурса поставили перед исполнителями задачу: создать не просто «липовые» документы, но документы, которые в принципе не могли существовать. И для выявления «липы» достаточно квалифицированного историка. Хотя качество подделок к середине 1990-х по сравнению с концом 1980-х несколько повысилось, – в более новых находках меньше путаницы в именах, должностях, названиях и орфографических ошибок. Ещё одно обстоятельство облегчило работу производителей этой гнусности. Естественный уход участников событий: живых свидетелей не осталось, а американским и сионистским «специалистам» и их агентуре в руководстве ГА РФ оклеветать мертвых – не вопрос. Так, солдат Добробабин, из-за которого якобы и было возбуждено в 1948 году прокурорское расследование, всего полгода не дожил до публикации статьи О. Эдельман и Н. Петрова (чистое совпадение – Е. Л.). Да если бы какой-то полицай стал выдавать себя за Героя Советского Союза, – это только бы усугубило его вину и привело к повторному повешению.

* * *

Смотрю я на этот документ, и сразу возникает масса вопросов без удовлетворительных ответов. Почему письма не на официальном бланке? Почему военный прокурор не желает назвать должность тов. Жданова? А главное: с какой целью тов. Жданов расследует историю 28 панфиловцев? Дело-то происходит не в горбачевские и даже не в хрущевские времена, принципиальную разность которых со сталинскими в Лэнгли уловить непросто. И соваться в дела, находящиеся за пределами должностной компетенции, было в то время небезопасно. Это при «кровавом путинском режиме» мэр Москвы мог выпустить собрание сочинений на тему «Как нам обустроить Вселенную». При Сталине его бы произвели в начальники Вселенной… Допустим, товарищ Жданов непреложно установит, что 28 панфиловцев никогда не существовали… И что? Он сенсационные результаты своего расследования распубликует в «Правде»? Или в «Нью-Йорк таймс»? Будет шантажировать покойного всесоюзного старосту? А до «Огонька» под редакцией Коротича еще лет 40. Повторяю: заказчики и создатели «послания» не понимают принципиальной разницы между горбачевским и сталинским СССР. Они не могут уяснить, что представляли собой знаковые, мифологические фигуры, для советского народа и государства в сталинский период.

Сталинская мифология существовала без существенного ущерба вплоть до 1956 года. Товарищ Сталин прекрасно понимал необходимость авторитетов, идеалов, даже святых. Более того, он сам принимал участие в ее создании. Достаточно вспомнить случай с романом «Молодая гвардия», когда по указанию вождя А. Фадеев вписывал главы о партийных руководителях комсомольского подполья. А сомнение в непогрешимости народных героев рассматривалось самыми серьезными статьями Уголовного законодательства.

Удивляет другое.

Например, такой пассаж: «Опросом местных жителей выяснено, что бои дивизии им. Пафилова (так в тексте – Е.Л.) с немецкими танками происходили в ноябре 1941 года на территории Нелидовского с/совета, Московской области».

Несообразностей сотни, рамки газетной статьи не позволяют их перечислить, а книгу писать – нет желания. С государственными преступниками должны бороться в первую очередь не независимые литераторы, а государственные юристы.

* * *

Завсегдатай радио «Свобода» Ольга Эдельман и сотрудник института Кеннана, он же – эксперт Международного фонда избирательных систем, IFES, он же – консультант, руководитель проекта, член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров еще 18 лет тому назад сокрушались засильем советской мифологии. «Останки тысяч павших до сей поры лежат непогребенными в лесах и болотах, зато газеты, кино, учебники и книги повторяли и повторяли заклинание: «Никто не забыт, ничто не забыто» и рассказывали один и тот же небогатый набор драматических историй, смутно напоминающих предания времен древнего героического эпоса: про Зою Космодемьянскую, про Александра Матросова, молодогвардейцев, панфиловцев…»

Основным оружием в борьбе против советской мифологии по признанию самих «исследователей» долгое время были слухи. «Всплеск слухов и домыслов, касающихся тех или иных героических подвигов военной эпохи, приходится на вторую половину 50-х годов, когда страх, сковывавший советское общество, стал постепенно отступать, а из лагерей после амнистий и реабилитаций стали возвращаться выжившие очевидцы реальных событий». По мнению г-жи Эдельман и г-на Петрова «очевидцами реальных событий» являются не фронтовики и граждане, проживавшие на временно оккупированной территории, а исключительно коллаборационисты, полицаи, бандеровцы и т.д. «Позже, в 60-х, появилось несколько статей в либеральных журналах: о том, что Александр Матросов был бойцом штрафного батальона, что убитая в селе Петрищево девушка, может быть, и не являлась Зоей Космодемьянской. Но никто не мог подкрепить это архивными документами, ибо они-то по-прежнему были надежно скрыты. Сейчас, когда архивы открывают свои тайны, можно узнать, что же стояло за этими знаменитыми подвигами на самом деле». Конечно, можно! Особенно, нынешнему кадровому составу некоторых столичных архивов, которые уже более четверти века обнаруживают «подлинные документы»… Антироссийские СМИ дают этим «находкам» зеленую улицу. Настоящим профессиональным историкам, криминалистам, текстологам приходится проделывать колоссальную работу, доказывая, что «подлинники» фальшивые. По моему мнению, деятельность иностранных спецслужб по изготовлению дискредитирующих СССР и Россию документов приняла стратегические масштабы и нанесла нашей стране трудно исчислимый политический, моральный (да и материальный) ущерб. Пресекать ее могут и обязаны не отдельные энтузиасты-«сетевики». С иностранными спецслужбами должен бороться государственный аппарат. Пора вводить суровое наказание за изготовление и пропаганду антироссийских «документов». Желательно с конфискацией.

Основные выводы: иностранные спецслужбы сначала готовили изготовление и заброску фальшивых документов и по «Молодой гвардии» и по «28 панфиловцам». Но по каким-то причинам от проведения синхронной атаки по обоим направлениям решили отказаться. Все усилия сконцентрированы на дезавуировании подвига 28 панфиловцев. Были обнародованы два во многом совпадающих «документа»: краткий – письмо Генерального прокурора СССР Г. Сафонова А. Жданову и развернутый – справка прокурора ВС СССР. Если операция по внедрению в оборот лжесвидетельств о 28 панфиловцах пройдет успешно, то в ближайшем будущем следует ожидать обнародования «докладной В. Абакумова И. Сталину, В. Молотову и секретарю ЦК ВКП(б) А. Кузнецову от 18 ноября 1947 года за № 3428/А». Об Олеге Кошевом, в немецкой форме ушедшем с немцами и его матери, флиртующей с немецкими офицерами. Петров и Эдельман с порога отвергают свидетельства о расстреле Олега Кошевого немецким военнослужащим – «Цену таким признаниям мы знаем», – будто у них длительный стаж работы мастерами заплечного дела. «Можно предположить, что Сталин не одобрил идею открытого суда» (над палачами молодогвардейцев – Е. Л.). Слишком это было опасно. Пленные немцы могли повести себя не по «сценарию». Понятно: немцы – высшая раса, герои. «Новый мир», превращенный Залыгиным в нацистскую помойку, всецело на их стороне…

Почему же «документы», которые 18 лет тому назад стали известны узкому кругу читателей «Нового мира», вдруг стали предметом международного интереса. Очень просто – всё дело в украинском кризисе и в изменении морально-политической обстановки в России. России, в отличие от «подопытной» Украины, удалось удержаться в положении «контрольной группы». Двадцать пять лет монопольной бандеровской пропаганды на Украине привели к патологическим изменениям в сознании немалой части общества, которая считает героями украинского народа не Ковпака, Вершигору, Федорова, а бандеровских бандитов. Но бандеровская монополия не могла быть установлена без соизволения «Хозяев дискурса». В частности, необандеровцы пользуются поддержкой влиятельной еврейской организации «Ткума», представители которой А. Вайс и Б. Мафцир несколько лет назад посетили Челябинск. Есть и тактический момент. Как отреагирует российская наука, российская политика и российское общество на очередное кровное оскорбление?

Уничтожение советской мифологии преследует стратегическую политическую цель. Дадим слово цитированному выше питтсбургскому профессору: «Сомнения о Космодемьянской отражают глубокое отчуждение от насилия, от тотальной войны и от той воинствующей субъективности, которая формировалась в преддверии этой войны в 1930-е годы. Желание докопаться до истины и показать, что за героическим мифом лежит отчаянная, больная жестокость, – это желание дойти до основания советского общества, до места основополагающей власти, и отрицать его как нечеловеческое и чужое». Этот американец вовсе не тупой. Только слово «советское» надо заменить на «российское».

Предварительные итоги. Очередная антироссийская операция вражеских спецслужб пока что не увенчалась полным успехом. Еще не создана международная комиссия по расследованию деятельности 28 панфиловцев… Может быть, обратиться в Европейский суд для назначения экспертизы признания фальшивок таковыми? Европейские эксперты – профессионалы.