После Косово: чем и как будут воевать Грузия и автономии в случае конфликта

Журнал The New Times оценил вооруженные силы Южной Осетии, Абхазии и Грузии — на случай начала военного конфликта. Сейчас стороны нацелены на мирный путь разрешения конфликта, и присмотревшись к нынешней грузинской армии можно сделать вывод: это не только пацифизм, в военном конфликте у Южной Осетии и Абхазии шансов мало.

Провозглашение независимости Косово значительно изменило баланс сил не только на Балканах, но и в целом в конфликтах метрополий и желающих отделения метрополий. Пока до войны далеко, но потенциально ситуация нестабильна, указывают опрошенные журналом эксперты.

«Война возможна, — заявляет представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин. — Если не существует правил поведения между государствами, это — хаос, аварии и катастрофы, в том числе и военные инциденты».

«Из-за Косово войны не будет. — Не согласен главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — У Сербии, слава богу, нет этого задора. А в Косово и местные власти, и европейские протекторы жизненно заинтересованы в том, чтобы там не было никаких эксцессов. Но создается потенциальный очаг, который связан не столько с Косово, сколько с албанским вопросом вообще. Албанцы стали нацией, разделенной на три государства, не считая анклавов: есть Албания, есть Косово, есть Македония, где албанцы через какое-то количество лет естественным демографическим путем станут большинством. Разделенный народ — это всегда чревато проблемами».

Похожие этнические проблемы видит он и в грузинских автономиях: «Южная Осетия имеет связи с Северной Осетией. А Абхазия — это часть так называемого черкесско-адыгского этноса. Это — Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, этнически близкие народы, которые небезразличны к тому, что происходит вокруг Осетии и Абхазии. И российское руководство проигнорировать их полностью не может еще и по этой причине».

Расстановку сил при потенциальном военном конфликте в ближайшем будущем оценил обозреватель Павел Фельгенгауэр, статью которого публикует журнал The New Times. Он считает, что без поддержки России у автономий шансов крайне мало.

Грузия. Во время личной встречи в ноябре в Тбилиси Саакашвили сказал, что военный бюджет Грузии составляет 9-10% ВВП и существенно снижать его в ближайшие годы не будут. (В России оборонные расходы, к примеру, меньше 3% ВВП.) Призывной службы в Грузии больше нет. Численность регулярных вооруженных сил сегодня — 33 тысячи, и все контрактники. По новой программе краткосрочных сборов уже подготовлено 70 тысяч резервистов-добровольцев, планируется довести их число до 200 тысяч. Во время войны их могут призвать для выполнения вспомогательно-охранных задач. Саакашвили утверждает, что средний заработок офицера — 700-800 долларов и что военная профессия в Грузии престижна. «Саакашвили любит своих военных, и те отвечают ему преданностью, что явно проявилось во время разгона демонстрантов 7 ноября в Тбилиси», — делает вывод обозреватель.

В грузинских вооруженных силах на 33 тысячи человек — до 100 танков, 200 БМП и БТР, более 100 артиллерийских орудий, 18 систем залпового огня БМ-21 «Град». В ВВС Грузии 7 штурмовиков Су-25 и два десятка вертолетов. У ВМФ два ракетных катера и есть сторожевые и десантные катера.

Абхазская армия — призывная и мобилизационная. В Абхазии сегодня живут до 80 тысяч абхазов, еще примерно столько же людей других национальностей, которые обладают гражданскими правами, служат, но не занимают никаких существенно важных политических постов, и до 50 тысяч грузин в Гальском районе на юге, которые не служат и бесправны. В мирное время под ружьем — 4500 человек, в случае войны мобилизуется еще до 10 тысяч. У Абхазии: по одним данным — до 50 танков, 80 БМП и БТР, 80 артиллерийских орудий, по другим — в два раза больше, но неясно, сколько техники реально на ходу. У абхазов есть несколько вертолетов и штурмовик, несколько вооруженных гражданских катеров и барж.

У Осетии до 3000 человек постоянного войска и до 100 единиц разной бронетехники. В случае войны могут быть собраны несколько тысяч ополченцев. Авиации нет.

Впрочем, прямые численные сравнения абхазских и осетинских сил с грузинскими довольно бессмысленны, указывает обозреватель. У сепаратистов старое советское оружие и устарелая система военной организации. А Саакашвили радикально реформировал свои силы и отчасти перевооружил западным оружием. Закуплены современные гаубицы, приспособленные для высокоточной стрельбы с помощью системы GPS, и израильские беспилотные летательные аппараты для корректировки огня. Ни у сепаратистов, ни у российских военных такого оружия нет. В случае конфликта грузины в состоянии сначала разнести в прах осетин, а потом нанести поражение абхазам. Российских миротворцев явно маловато: в Осетии 500 и в Абхазии 1800. В Южную Осетию этой осенью перебросили для усиления часть чеченского батальона ГРУ «Восток», а в Абхазию — батальона ГРУ «Запад». Но и чеченские бойцы принципиально не меняют соотношение сил.

Вся надежда сепаратистов на Россию. В составе СКВО до 150 тысяч человек, и еще на Северном Кавказе примерно столько же из других силовых ведомств. Летом-осенью 2006-го и 2007-го наши войска проводили у границ Грузии учения «Кавказский рубеж», концентрируя у северного портала Рокского туннеля группировку до 6 тысяч и более 200 единиц бронетехники для вторжения и прорыва к Цхинвали. В 2007-м Черноморский флот одновременно проводил учения у грузинских берегов.