«Как отмываться будете, дорогие россияне?»

Встать, суд идёт. Идёт суд над украинским режиссёром Олегом Сенцовым. Гражданином Украины. Я смотрю на это — и мне хочется спросить у всех своих российских друзей и знакомых: как отмываться будете, ребята?

Российская власть сделала потрясающую вещь. Умудрилась взять всех своих граждан, практически каждого — в соучастники. Грамотно, продуманно, расчётливо. КГБ-шники всегда хорошо разбирались в человеческой психологии. 90% стукачей вербовали не для того, чтобы получать какую-то информацию, а для того, чтобы «замазать», привлечь каждого. КГБ-шники знали, что если человека сделать соучастником преступления — психика его будет защищаться, включится механизм самооправдания, преступление, каким бы вопиющим оно ни было, будет казаться не таким уж и гадким, да и не преступлением, пожалуй, вовсе, да и вообще, может, мы всего не знаем…

Это в 30-е можно было «ничего не знать». Когда КГБ пытало людей, выбивая признания, когда ломало пальцы Мейерхольду, когда пожилой, измученный пытками человек сначала подписывал лживый наговор на самого себя, а потом в отчаяньи писал своё знаменитое письмо, рассказывая, как всё было на самом деле, — народ не знал. Народу не показывали письмо режиссёра. Народу предлагалась газета «Правда», и газета «Известия», и непробиваемая информационная стена. Потом, десятилетия спустя, можно было всплеснуть руками: «А мы ничего не знали!»

Сегодняшние россияне знают всё.

Свидетели обвинения на суде Олега Сенцова отказались давать показания. Алексей Чирний, оговоривший режиссёра за «сотрудничество со следствием и семь лет (а дальше будет амнистия)» — отказался говорить в суде. Главный свидетель обвинения, Геннадий Афанасьев, тоже поначалу подписавший сделку, не просто отказался давать показания в суде: заявил, что все предыдущие показания были даны им под давлением. Заявил прямо на суде, в присутствии наблюдателей. Об этом знают все. Как, россияне, как вы будете делать вид, что ничего не знали?

«Меня здесь били — больного 65-летнего старика: клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам сверху, с большой силой… В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим-желтым кровоподтекам снова били этим жгутом, и боль была такая, что, казалось, на больные, чувствительные места ног лили крутой кипяток, я кричал и плакал от боли. Меня били по спине этой резиной, руками меня били по лицу размахами с высоты…» — это писал Мейерхольд. И никто об этом «не знал».

«Меня избивали ногами, дубинками, стоя, лежа, сидя. Потом меня душили пакетами. Я много раз видел это в кино. Душили четыре раза. Меня раздели донага и угрожали изнасиловать дубинкой. Угрожали закопать в лесополосе», — это рассказывает Сенцов. И все об этом знают. Его показания — в открытом доступе.

Как дышится вам, дорогие россияне, зная, что ваша власть, ваша страна творит такое? Легко ли трындеть о детишках, жаловаться на кредиты, планировать отпуск, покупать очередной телевизор? Вам же сегодня всё рассказывают, ничего не скрывают. Это бабушки-дедушки могли вздыхать про «Мы ничего не знали». Вы же знаете всё. Как живётся? Всё ничего?

Сенцова, конечно, посадят. Впаяют 20 лет, потом, возможно, тихо убьют в тюрьме. Ну, отказался Афанасьев от показаний — найдут другого. Привезут какого-нибудь уголовника из Симферопольского СИЗО, тот расскажет всё, как надо следователям и прокуратуре. И Сенцова посадят — на глазах у всего мира, а главное — при свидетельстве каждого россиянина. Посадят, и даже шума никакого не будет — это Савченко повезло, она стала медиа-персоной, депутатом, украинские власти если не бьются за неё, то хотя бы делают вид, что помнят о ней. Сенцов не объявлял голодовок, не возглавлял списков партий, не депутат ПАСЕ. Украинская власть стыдливо отводит глаза, отделываясь общими фразами. Так что Сенцова посадят.

И самый ад для меня во всём этом — тот неприкрытый цинизм, с которым российские власти демонстрируют не только всему миру (это хрен бы с ним), но и каждому своему гражданину: сделаем, как захотим. Плевать на законы, на мораль. Вывернем, как надо. Надавим, на кого следует. Применим пытки и угрозы, если придётся. Оформим по всем правилам.

Смотрите, смотрите, россияне, не отводите глаз — это ваша страна. И поскольку от вас ничего не скрывают — вы соучастники. Как отмываться будете? Не знаю.

P.S. А по поводу пылающих на российских границах продуктов — неинтересно мне. Совсем.