К борцам с экстремизмом с любовью

Э, дорогие сотрудники центра по борьбе с экстремизмом (Центр «Э»), существующего на деньги граждан, я хотел бы выразить вам всем особую признательность за работу. Прекрасно, что от борьбы с мирной оппозицией вы, наконец, перешли к борьбе с художниками. Всем порядочным гражданам давно было понятно, что художники подрывают основы нашей национальной безопасности. Вот лишь некоторые факты: на работу не ходят, сидят дома и что-то там рисуют, одеваются слишком ярко, и еще у них у всех странные прически. Не лишним было бы задать и вопрос, на что они живут, на какие такие западные гранты? С криком «ура!» воспринял я весть об аресте новосибирского художника-рецидивиста Артема Лоскутова. Правильно вы его обрили в СИЗО и правильно вменили ему в вину хранение наркотиков. Очевидно ведь, что человек с дредами ну просто обязан хранить наркотики, даже если он их и не употреблял никогда. И пусть общественность ноет, что, мол, взяли его за то, что он устраивал веселые художественные акции — «Монстрации» — мы-то все понимаем, что он разрушал устои государства.

Вот только переживаю, награждены ли сотрудники, бравшие этого опасного преступника? Не ранен ли их мозг? Настоятельно прошу проверить сотрудников, бравших Лоскутова, в каком-нибудь надежном институте, например, им. Сербского — заключениям тамошних врачей безгранично доверяю еще с советских времен. Дело в том, что даже кратковременное общение с художником может привести к появлению чувства юмора и даже, что особенно опасно, к проникновению воздуха свободы. Эта адская ядовитая смесь способна погубить неокрепшую душу. А потому немедленно проведите тотальную дезинфекцию от демократии во всем помещении новосибирского Центра «Э».

Прошу борцов с экстремизмом решительнее нападать на художников-отщепенцев. Все ли в порядке у тех, кто пишет натюрморты? Это ведь очень подозрительно: в те дни, когда Россия встает с колен, рисовать яблоки и груши. А вдруг у кого-то нет груш? Он же может разозлиться и выйти на улицу. Пожалуйста, не недооценивайте художников. Малевич в начале прошлого столетия нарисовал «Черный квадрат», и всего через 60 лет развалился огромный Советский Союз.

Присмотритесь и к скульпторам, и к поэтам. О! Кинематографистов повяжите, пожалуйста! Наверняка и у Марлена Хуциева какой-нибудь пакетик спрятан где-нибудь. Не может же обычный человек критиковать Никиту Михалкова (напомню, что Михалков лично встречался с Путиным!). Кроме того, там наверняка в конфликте замешана какая-нибудь антироссийская мафия, и почти точно там есть западные гранты. Вызовите к себе Аркадия Мамонтова, он уж наверняка сможет провести качественное телевизионное расследование и найдет говорящие шпионские камни, часть из которых во время прошлого сюжета про Московскую Хельсинкскую группу сумела убежать.

Огромную тревогу у меня вызывают велосипедисты. Это ведь очень странно — ездить на колесах. Можно сказать, что тут присутствует даже какая-то пропаганда нездорового образа жизни. Снуют туда-сюда, мешают и прохожим, и автомобилистам. А помните того велосипедиста, которого вместе с велосипедом схватили в Санкт-Петербурге во время мирного митинга оппозиции? Ведь человека одного нести легче, чем человека с велосипедом. Мне кажется, если все начнут выходить на демонстрации с велосипедами, это может парализовать работу милиции — как в автобус запихнешь велосипед? А ведь могут начать выходить на акции с гирями, с мотоциклами или с тракторами. Сегодня велосипедист — завтра тракторист.

Э, уважаемый, а чего там мелочиться-то, а не проверить ли всех, кто не вступил еще в «Единую Россию»? Сами подумайте, раз они не вступили в партию Владимира Владимировича Путина, значит, они что-то замышляют. Слышал, они хотят копать под Кремль. Рыть такой, знаете, огромный тоннель из каждой квартиры, а потом все разом вылезут там и захватят власть. Они ведь все рвутся к власти, пытаются свергнуть конституционный строй.

Конституция — это наше основание, наше все. Только мудрая и руководящая партия «Единая Россия» имеет право трактовать Конституцию так, что выборы губернаторов то есть, то нет, то можно проводить митинги, то нельзя, то четыре года президент правит, то шесть лет. Но находятся наглецы, которые осмеливаются лично трактовать текст священного нашего писания. Не запретить ли нам распространение смущающего народ произведения? Ни к чему людям знать Конституцию. Это их только расстраивает и волнует. Зачем им знание о свободах, которыми они все равно не смогут воспользоваться? В распространении самой Конституции есть что-то экстремистское, расшатывающее устои и подрывающее нынешнюю государственность. Предлагаю перевести Конституцию на язык Морзе, старые все тексты удалить, радистов (понимающих Морзе) арестовать, а право трактовки Конституции оставить руководству страны. Все равно теперь оно и главу Конституционного суда назначает.

Ой, пока вот это все писал, начал осознавать, что куда ни брось взгляд — всюду экстремизм. И в молодежи этой морально неустойчивой, и в пенсионерах этих неуправляемых, и в интеллигенции этой слишком много знающей, и в рабочих, вечно права качающих, и в милиции, которая хочет работать в нормальных условиях, и в военных, по общагам скитающихся, и в семьях, мечтающих о лучшем. Э, помогите!

Избави нас, «Э», от лукавых, на тебя одного надежда, «Э»! Ведь не зря мы тебе бюджеты выделяем, помещения, людей, ведь именно для того, чтобы ты, Центр «Э», за художниками неблагонадежными бегал, чтобы за мирной оппозицией гонялся, да и за всем людом свободным приглядывал.

(Только есть совет один, пакетик с наркотиками в виде обвинения как-то слишком смахивает на те случаи, когда милиция наркотики людям сама подбрасывает, а потому просьба все же выдвигать более реалистичные обвинения — например, попытку возведения в Новосибирске дамбы, после открытия которой планировалось смыть московский Кремль.)

Э, спасибо за внимание! Однажды в России обязательно будет музей, где все твои сотрудники, занимающиеся столь героическим делом, будут перечислены вместе со всеми их сказочными подвигами.