«Газовая война»: о реальных интересах сторон

В газовом вопросе на сегодняшний день мы можем четко проследить смесь политической и экономической пропаганды, причем с обеих сторон — как Украины, так и России. При этом обе страны придерживаются своих позиций и защищают свои интересы, которые сейчас, к сожалению, сложно назвать взаимовыгодными, скорее наоборот. Нужно немного отвлечься от заявлений о «воровстве» или «имперских происках», а посмотреть на реальные интересы сторон.

Стратегия России основывается на необходимости утвердить новые принципы ценообразования на энергоносители, в частности на газ. Дело в том, что, по имеющейся у нас информации, аналитики «Газпрома» просчитались в прогнозах цены на нефть и газ, в результате чего «Газпром» рискует потерять в 2009 году порядка 20 млрд долларов прибыли. А поскольку эти деньги, безусловно, уже заложены в бюджете компании и на них рассчитывают при погашении корпоративного долга «Газпрома» (около 47 млрд долларов). Естественно, их потеря ударит и по планам развития монополии, в том числе относительно строительства новых газопроводов, и по государственному бюджету России. Еще один негативный фактор — повышение цены на среднеазиатский газ. Премьер-министр Путин назвал цифру в 340 долларов, которую страны-поставщики не опровергли. Значит, если это соответствует истине, то России нужно в 2009 году изыскать еще около 13,5 млрд долларов на среднеазиатский газ.

Поэтому, по моему мнению, в нынешней ситуации Россия преследует три цели: получить максимальную прибыль, усилить зависимость платежеспособных стран от поставок российского газа и остаться монопольным поставщиком среднеазиатского газа. Неслучайно в конце декабря на конференции стран — производителей газа в Петербурге Владимир Путин подчеркнул, что «эра дешевого газа закончилась». Это был прямой message европейцам, которые уже запланировали снижение цен на газ в 2009 году в результате падения мировых цен на нефть, к которой «Газпром» ранее привязывал цену на газ. Ситуация создания искусственного дефицита газа на европейских рынках из-за проблем с транзитом позволяет российской дипломатии и представителям «Газпрома» начать в Европе работу по переходу на новые договорные отношения с потребителями.

Но для того чтобы вести игру с Европой, России нужен надежный тыл в виде Украины. Ранее соглашательская позиция Киева обеспечивалась благодаря участию в реэкспорте газа (при Кучме через государственные и посреднические компании; при Ющенко — через посредника «Росукрэнерго») в Европу. Впрочем, всё это было также завязано на согласие Украины не форсировать отношения со странами и структурами, которые воспринимались и воспринимаются Россией как враждебные (США, НАТО). Когда позитивные стимулы не действовали на Киев так, как этого хотел Кремль, применялось давление: манипуляции с ценой на газ, задолженностями, снижением поставок газа. С 2006 года России приходится всё чаще комбинировать эти подходы, поскольку внутренняя ситуация на Украине становится всё менее прогнозируемой извне, а язык силы понимают и пророссийские, и прозападные политики.

После провала попытки договориться «по-хорошему» в конце декабря, мне кажется, Россия пошла по пути применения силы до момента признания Украиной своего политического поражения и принятия продиктованных Россией условий. Главной целью, по моему мнению, является установление контроля над газотранспортной системой Украины в таком же порядке, как это было сделано с белорусской системой.

Стратегия Украины, к сожалению, не отличается такой же последовательностью, стройностью и логичностью. Во-первых, украинская власть сейчас раздроблена и ключевые политики уже два года готовятся к президентским выборам, что объясняет отсутствие доверия между президентом и премьер-министром. Во-вторых, очень непростая ситуация сложилась в хозяйственных отношениях между «Газпромом», посредником «Росукрэнерго» и государственной компанией «Нафтогаз Украины»: фактическое банкротство последней из-за «плодотворной» деятельности двух первых структур привело к тому, что всю прибыль 2008 года «Нафтогаз» должен был пустить на погашение долгов (как своих, так и «Росукрэнерго»). Естественно, не мог не возникнуть кассовый разрыв, в результате которого образовались те долги, которыми нас попрекает Россия. Вдобавок украинские собственники «Росукрэнерго» постоянно ведут игру с президентом и оппозицией, стремясь сохранить свои позиции на рынке. Им удалось убедить Ющенко и Януковича, что Тимошенко использует ситуацию с газом, чтобы прийти к власти. Поэтому нужно сделать всё возможное, чтобы остановить ее, даже ценой национальных интересов, конфликта с Россией или ЕС. С другой стороны, в лагере Тимошенко РУЭ считают главным спонсором избирательных кампаний Ющенко и Януковича. Уничтожив посредника, Тимошенко смогла бы без проблем выиграть выборы президента в 2010 году.

Что касается международного измерения конфликта, то все украинские игроки рассчитывают либо на заступничество Запада (Ющенко, Тимошенко), либо на договоренности с Россией (Янукович, Тимошенко). Стратегии того, как дальше развивать отношения с главным поставщиком и главными потребителями, нет. Сейчас всё держится на тех запасах газа, которые были закачаны летом и которые позволяют поддерживать энергообеспечение населения и промышленности. Если бы не это, мы бы согласились с выдвигаемыми условиями еще осенью. Но как сейчас выйти из положения, не доводя до техногенной катастрофы, мало кто понимает. В Киеве ждут, пока у России или ЕС сдадут нервы и они захотят принять во внимание интересы транзитного государства. Проблема только в том, что в Киеве выразителем этих интересов видят Ющенко, Тимошенко и Янукович — каждый себя по отдельности.

В принципе конфликт вокруг транзита газа напоминает ситуацию с ядерным оружием, когда угрозами и посулами США и Россия заставили Украину отказаться от него. Существенная разница в том, что отобрать ГТС у Украины невозможно. И отказаться от ее услуг невозможно ни России, ни Европе. Поэтому мне видится выход только в том, что европейские компании будут покупать газ на границе России и Украины, договариваясь в том числе о техническом газе для своих объемов, и платить за транспортировку Украине, которая будет нести ответственность за транзит.

И конечно же, Украине и ЕС понадобятся новые альтернативные источники и маршруты поставок без участия России или участия на паритетных началах, в том числе в Центральной Азии.

Есть и другой путь: Киев уйдет под покровительство России (энергетическое, военно-политическое, информационное), которая в таком случае сможет уже без проблем диктовать цены европейским государствам, зависимым от ее поставок на 35% и более. Таким будет результат, если ЕС станет в данном конфликте на сторону России.

Петр Бурковский