«Дело Политковской»: пределы манипулирования

Процесс по делу об убийстве Анны Политковской пока остается открытым. Это удалось отстоять. Однако вещи, которые происходят на процессе, рождают самые черные подозрения по поводу возможностей манипуляции российским общественным мнением. Манипуляции куда более тонкой, но куда более эффективной, чем можно увидеть на государственных телеканалах.

Напомню, еще в самом начале процесса «Интерфакс» сообщил, что адвокат потерпевших Карина Москаленко потребовала вызвать в суд президента Чечни Рамзана Кадырова. Москаленко ничего такого не требовала — наоборот, самым важным моментом в ее речи было упоминание о т.н. «втором кольце «наружки», следившим за Анной Политковской.

Нетрудно заметить, что корреспондент «Интерфакса» как-то очень уж избирательно слушал выступление, если упоминание о «втором кольце «наружки» (которое, очевидно, указывает на ФСБ) превратилось в упоминание о вызове в суд Кадырова (что, очевидно, указывает на Кадырова).

Спустя пару недель ситуация повторилась. «Интерфакс» снова передал сообщение о том, что на закрытом заседании свидетель Лом-Али Гайтукаев заявил, что за Политковскую было заплачено 2 млн дол.

Надо сказать, что Лом-Али Гайтукаев, хотя его и нет на скамье подсудимых, может считаться одним из ключевых фигурантов дела. Лом-Али Гайтукаев — один из лидеров «лазанской» преступной группировки, дядя предполагаемого киллера Рустама Махмудова и, по собственному признанию, агент ФСБ. По первоначальной версии следствия, заказ на убийство Политковской пришел именно через Гайтукаева, но так получилось, что в процессе исполнения этого заказа Гайтукаев сел за другое преступление: за попытку убийства киевского бизнесмена Корбаня. И выполнение заказа перешло к другим людям.

Понятно, что показания Гайтукаева на закрытом заседании — важнейшие для присяжных. Но в том-то и дело, что никаких показаний Гайтукаев не дал. Он «включил дурака» и на вопрос, является ли он агентом ФСБ (о чем он сам кричал во время суда по покушению на Корбаня), весело отвечал уже «нет», а присяжным он рассказал, что когда следователь Гарибян его допрашивал, то Гарибян сказал, что Политковскую заказали Березовский и Нухаев за 2 млн дол.

На той же неделе показания давал Сергей Соколов, зам. главного редактора «Новой Газеты». Соколов рассказал, что предполагаемый киллер Анны Политковской, Рустам Махмудов, будучи уже в розыске с 1998 года, летал по подложным документам в Ростов вместе со своим предполагаемым куратором от ФСБ подполковником Рягузовым на опознание какого-то чеченца. Удивительно, но факт: «Интерфакс» не счел важными показания Соколова. Зато слова о 2 млн дол., заплаченных за Политковскую, были во всех новостях.

Что именно происходит с новостями из суда, понять нетрудно. «Полет киллера в Ростов со своим куратором», — это след, который ведет к ФСБ. «2 млн дол.», — это след, который ведет к Кадырову. Ну кто заплатит за Политковскую 2 млн дол.? Конечно, Кадыров! Интересно, что версию «Березовский» давно забыли, нет такой версии. Если бы «Интерфакс» передал показания Гайтукаева полностью, над ними бы смеялись. Но в том-то и дело, что показания Гайтукаева с закрытого заседания поданы в искаженном виде. Тот прикалывался и рассказывал про идиота-следователя, который рассказывал якобы про Березовского и 2 млн дол., а в новостях появились только 2 млн дол.

Третья, самая драматическая подтасовка, случилась две недели назад. Тогда после очередного закрытого заседания адвокаты Сергея Хаджикурбанова, опера РУБОПа, который обвиняется в том, что он организовал «наружку» за Политковской, а потом и ее убийство, заявили, что в деле появился новый свидетель, бизнесмен, который обвиняет Хаджикурбанова в вымогательстве у него 350 тыс. дол.

Адвокат Литвин объяснил журналистам, что, во-первых, этот эпизод «с вымогательством придуман от начала и до конца», а во-вторых, свидетель может быть заинтересован в том, чтобы посадить Хаджикурбанова, «чтобы не возвращать долг». После этого адвокат попросил журналистов выключить диктофоны и назвал имя свидетеля: Павлюченков. А потом всплеснул руками и попросил имя Павлюченкова не писать, потому что этот человек засекречен и находится под программой защиты свидетелей.

Причина, по которой я пишу эту статью сейчас, а не неделю назад, заключается в том, что неделю назад еще не был ясен размер причиненного ущерба. Имя Павлюченкова еще не прозвучало. Оно появилось только 16 декабря.

«Бизнесмен» Дмитрий Павлюченков, который якобы обвиняет Хаджикурбанова в вымогательстве 350 тыс. дол. — на самом деле ключевой свидетель в «деле Политковской». Собственно, с заявления Павлюченкова и началось раскрытие этого дела.

Павлюченков — никакой не бизнесмен, а высокопоставленный офицер оперативно-поискового управления ГУВД г. Москвы («наружка»). Дмитрий Павлюченков хорошо знаком со всеми лицами, упоминающимися в деле — авторитетом Ломали Гайтукаевым, милиционером Сергеем Хаджикурбановым, подполковником ФСБ Павлом Рягузовым и пр. Это все была одна большая дружная компания, делавшая вместе какие-то (можно предположить, какие) дела.

Не секрет, что милицейская «наружка» («опушники») сдается внаймы по коммерческим расценкам. И даже очень недорого. По демпинговым, я бы сказала, ценам. И вот, согласно показаниям Павлюченкова, в сентябре 2006 года только что освободившийся из тюрьмы Сергей Хаджикурбанов пришел к нему и попросил организовать «наружку» за Политковской. А Павлюченков отказался.

Вообще в показаниях находящегося под программой защиты свидетелей Павлюченкова много непонятного. То ли 25, то ли 350 тыс. дол. (!) — это, похоже, была сумма, которую севший в тюрьму Лом-Али Гайтукаев (возможный организатор убийства) передал через Павлюченкова еще не освободившемуся из тюрьмы Сергею Хаджикурбанову (предполагаемому организатору убийства). Спрашивается, за что были переданы эти деньги? Так или иначе, Хаджикурбанов якобы потребовал организации наблюдения за Политковской «в счет этих денег», Павлюченков отказался, а деньги оставил себе.

«Наружка» все равно была, Политковскую убили, а через несколько месяцев в квартиру Павлюченкова — высокопоставленного офицера (!) — ворвались бандиты. Его зверски пытали, жену его резали «розочкой» у него на глазах, сам он попал в больницу, а жену его какой-то наркоман в машине повез в лес, да попался по дороге гаишникам. (Пытки не были связаны с «делом Политковской». Похоже, бандиты выясняли некоторые подробности заказа на убийство Корбаня.)

Павлюченков, видимо, понял, что он — не жилец, заявил, что Сергей Хаджикурбанов просил его организовать слежку за Политковской и попросился в программу защиты свидетелей. А дальше уже и без него вскрылись имена, пароли, явки, сеть знакомств, телефоны обвиняемых, звонивших с места убийства, и даже то, что на место преступления они приехали на своих собственных «жигулях».

Дело об убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова показало, что в условиях закрытого процесса, полупроваленного следствия и общего недоверия властям, которое заменяет репортеру привычку думать, возможности для манипуляции общественным мнением у защиты практически безграничны. Дело об убийстве Анны Политковской, похоже, может доказать, что эти возможности безграничны даже в условиях открытого процесса. Тем более если информацией манипулируют не только адвокаты, но и — по непонятной причине — новостные агентства.

P.S. В понедельник, 22 декабря, на заседании суда было принято решение снова допросить Лом-Али Гайтукаева. «Да я его лучше сам застрелю», — заорал со своего места подсудимый Хаджикурбанов. «Интерфакс» это высказывание подсудимого не счел интересным. Вместо этого «Интерфакс» и Newsru.com с охотой цитировали показания Хаджикурбанова, который рассказывал, как его решили «притянуть» к убийству, и адвоката Литвина, который заявил, что в момент убийства Хаджикурбанов «находился на другом конце Москвы».

Юлия Латынина